MENU

Умница. Красавица. Одна. Глава 31

24.06.2017 • Блог

«Если ты такая умница, красавица, то почему одна?»

(Серия рассказов)

Попса

«Умница. Красавица. Одна». Глава 31. В чем трагедия: слушать «попсу»? / © pixabay.com

Глава 31. В чем трагедия: слушать «попсу»?

Не каждый читатель поймет, в чем трагедия человека, которому приходится слушать неприятные ему жанры музыки. Только тот, у кого есть слух, наверное, способен сопереживать моим страданиям. Мне пришлось освоить умение слушать «попсу», чтобы меня в моей деревне Кукуевке не забили камнями за то, что я не знаю, что такое «Ласковый май».

Немного о Зурабе Соткилаве. Он был любимым артистом моей бабушки по маминой линии, назовем ее баба Василина. Она его обожала – мощный, красивый, интеллигентный мужчина. С экрана телевизора производил впечатление настоящего джентльмена.

Он, правда, такой и есть.

Учительница музыкальной школы Марьяна Аркадьевна как-то рассказала нам о том, как стояла в массовке оперы «Борис Годунов», где впервые и увидела Соткилаву вживую. Он тенором пел арию Самозванца. Артистам из Москвы незачем было возить с собой массовку, которая и рта не раскрывала на сцене. Они нанимали студентов местных театральных и музыкальных вузов, чтобы они изображали чернь или крестьян. Марьяна Аркадьевна запомнила на всю жизнь, как тряслись доски сцены под ее ногами под арию Бориса из оперы «Борис Годунов», исполняемую басом-баритоном. Такова была силища голоса певца.

За сценой нашего клуба толклось много артистов, в том числе, тех, которые исполняли партию царя Бориса. Но, кажется, я не могу вспомнить их имен. Артистов через наш ДК проходило много. А Зураба Соткилаву я выделила в толпе оперных певцов, пожалуй, только потому, что он нравился моей бабе Василине. Статный мужчина, фактурный.

Однажды мы с подружкой спасли его выступление от провала. Наш вечно пьяный звукооператор, он же звукорежиссер, поставил барабанную установку за экран кинотеатра. За белый экран в сеточку. Между ним и стеной было, пожалуй, около метра. Учителя разрешали нам садиться за этим экраном на пол, в нашей уже любимой позе лотоса, и сквозь дырочки в полотне киноэкрана смотреть на выступления артистов. Ну, и мы, узнав, что вечером у нас поет Соткилава, решили примоститься за экраном. Стоять сбоку – не так интересно. Сквозь дырочки действие на сцене видишь в анфас, а не в профиль, хоть и немного с другой стороны…

Певица Луиза Адлер и Филипп Родос

Луиза Адлер (Louise Adler) и Филипп Родос (Filipp Rhodes) / © pixabay.com

Сидим мы, значит, на полу с одноклассницей. В белых колготках и школьных юбках, как приличные ученицы. И вдруг на сцену выходит «Борис». Он заводит арию царя своим зычным баритоном, и я чувствую ту самую вибрацию досок сцены от мощи его голоса. Но вибрировать стали не только подмостки сцены, но и чашечки барабанной установки. Мы с подругой, не сговариваясь, подскочили на ноги и положили руки между ними. Увы, одному ребенку это сделать не удалось бы. Установка была такой, что чашечки находились слишком далеко друг от друга, не дотянулись бы. «Борис» пел так зычно и убедительно, что нам этими чашечками отбило все руки. Кажется, нам даже разрешили после этого пропустить пару уроков по специальности. А Соткилава, который в какой-то момент оказался не на сцене, а за кулисами, как-то увидел, чем мы там занимаемся. Когда арию закончили, мы убежали за сцену. Настроение смотреть концерт почему-то пропало, руки болели довольно сильно. Зураб подошел к нам с девочкой, чтобы пожать и поцеловать наши многострадальные руки. Он оценил наш маленький «подвиг», сделанный во имя искусства. Мне было приятно пообщаться с этим артистом, правда. Но потом мы с подружкой ушли домой и не особо вспоминали о приключении. Пока баба Василина в очередной раз не завела разговор о великом таланте Соткилавы.

– Да, классный дядька, мне он понравился, – между делом вставила я. – И ручки целует дамам, действительно, джентльмен.

Баба Василина опешила. Потом она пол-вечера допрашивала меня про каждую деталь общения с ее кумиром. А я не понимала: ну, что тут такого. До эры «Ласкового мая» я видела Соткилаву в нашем клубе то и дело. Не понимала, в чем сенсация от того, что с ним можно просто поговорить. Про нашего звукооператора. Или про барабанную установку на сцене во время оперы… Так я поняла, что фанатки артистов мало отличаются друг от друга. Будь то седовласая поклонница Зураба Соткилавы или юная прыщавая фанатка Юры Шатунова.

 

Продолжение следует…

 

Все рассказы серии «Умница. Красавица. Одна» тут:

http://muzchart.ru/umnitsa-krasavitsa-odna/

Записи по теме

« »