MENU

Умница. Красавица. Одна. Глава 23

22.04.2017 • Блог

«Если ты такая умница, красавица, то почему одна?»

(Серия рассказов)

Сценический грим

«Умница. Красавица. Одна». Глава 23. Что не так с артистами? Или как рождаются сплетни и домыслы / © pixabay.com

Глава 23. Что не так с артистами? Или как рождаются сплетни и домыслы

Когда моя баба Василина, большая поклонница Зураба Соткилавы, узнала, что я видела его лично, и не раз, она изобразила на лице обиду и неудовольствие – как я могла не сказать ей об этом, зная о ее страсти? Мой дед, муж бабы Василины, назовем его Ерем, тоже поразился – почему я молчу.

Я приближалась к подростковому возрасту. Уже научилась понимать, что не все, что знаешь, надо рассказывать людям, чтобы их не расстраивать. Когда баба Василина удовлетворила свое любопытство по поводу того, во что одет, что пьет, что ест Соткилава, как он разговаривает с женщинами и с детьми, собрала у меня все возможные сплетни о своем любимце, она от меня отстала. В этот момент вместо нее в общение включился дед Ерем, который слушал все это с каким-то странным неодобрением.

– А теперь, детка, честь по чести, скажи мне, что не так с тем Соткилавой, – спросил Ерем, когда мы остались наедине.

– Деда, мне кажется, он – гей, – заявила я.

Дед замялся, но начал расспрашивать, с чего я так решила, сначала уточнив, что я понимаю под словом «гей». Когда мы соотнесли наше понимание термина и поняли, что оно одинаковое, мне пришлось припомнить подробности, которые я решила не рассказывать бабе Василине, чтобы ее не расстраивать.

– Понимаешь, деда, когда Зураб подошел к нам с подружкой поблагодарить за спасенный номер, он наклонился к нам, и я увидела, что на его лице была пудра. А его губы были накрашены яркой помадой. На его глазах было столько туши, сколько я не видела на ресницах ни одной женщины в нашей деревне Кукуевке. Разве он не гей? – заявила я.

Грим артистов балета

«Умница. Красавица. Одна». Глава 23. Что не так с артистами? Или как рождаются сплетни и домыслы / © pixabay.com

Дед Ерем выслушал меня внимательно. И сказал:

– Что ты знаешь о сценическом освещении?

– Оно должно либо подчеркивать, либо прятать черты лица артиста.

– Почему?

– Когда Юра Шатунов настоящий – подчеркиваем светом его лицо, когда фальшивый – прячем, – бесхитростно ответила я.

Мы с девочками помогали нашему вечно пьяному звукорежиссеру и осветителю (в одном лице). Иногда его так шатало, что он не мог сам подняться наверх сцены, где по досочкам на тросах приходилось ходить легкой походкой, чтобы не раскачивать канаты, подправляя направление освещения софитов. Увы, у нас часто выставляли свет на сцене вручную. И если операторы сцены были нетрезвые, делали это мы, девочки из музыкальной школы. Нам льстило, что ради этого нам разрешали забираться «на леса». А мы уже умели делать все, что надо, с этими прожекторами. Каждая из нас ради возможности побывать под крышей высокой сцены была готова освоить искусство работы с софитами хоть с 8 лет. Пожалуй, я впервые оформляла освещение сцены целиком и полностью лет в 12. Когда Соткилава однажды поцеловал мне руку за сценой за то, что я спасла его номер от провала, я уже что-то понимала в этом деле.

Дед Ерем убедил меня в том, что Зураб красит губы не потому, что является геем, а по той причине, что ему нужно четко прочертить «мимическую маску лица» персонажа, которого он играет. И что вообще это – не макияж, а грим.

– Тем более, что он – не столько актер, сколько певец. Ему мимическую маску проще нарисовать, чем сыграть, он сосредоточен на вокале, – пояснил Ерем.

Я стала спокойной за бабу Василину. Она не была тайной любительницей геев, как мне сначала показалось. И после этого я перестала обращать внимание на «макияж» на мужском лице. Тем более, что артисты балета наносили грим еще более толстым слоем, чем исполнители оперы. А балетные постановки в нашем ДК случались часто.

 

Продолжение следует…

Все рассказы серии «Умница. Красавица. Одна» тут:

http://muzchart.ru/umnitsa-krasavitsa-odna/

Записи по теме

« »