Блог

Умница. Красавица. Одна. Глава 16. Ничего нельзя или все можно?

Котята и пианино

«Умница. Красавица. Одна». Глава 16. Ничего нельзя или все можно? / © pixabay.com

Глава 16. Ничего нельзя или все можно?

В музыкальной школе мне нравилось учиться потому, что меня там редко ругали. Даже, пожалуй, что и никогда. Если не считать единичного случая со Светланой Федотовной, которая сомневалась, стоит ли ребенку, у которого с лету получаются гаммы, разрешать их не зубрить. Но преподаватели ее быстро убедили, что стоит. «Богу богово, кесарю кесарево». Зачем тратить время на шлифовку того, что уже хорошо получается? От природы, не от природы – разве есть разница? Если гаммы сыграны безупречно и в техническом, и в ритмическом, и в мелодическом плане?

Почему я оказалась так привержена музыкальной школе? Думаю, что не было в этом протеста против родителей или ухода в мир искусства, как в виртуальную реальность. Это был уход от пионерской, октябрятской системы советской еще школы. Я ее застала.

В общеобразовательной советской школе все было нельзя. В музыкальной школе все было можно. Это одурманивало. Ощущение свободы действий, вера окружающих в то, что ты – разумный человек, и что бы ты ни сделал, плохого не замыслишь, – это круто!

Помню, как я, слегка обиженная на Светлану Федотовну за попытки меня муштровать там, где не надо, сидела и ждала, когда начнется урок сольфеджио. Учительница сильно опоздала  и заявила, что мы отработаем все до конца.

За время ожидания дети в классе слишком развеселились, перевозбудились, они носились по коридорам, бренчали на рояле кулаками. Там все это было можно – чтобы услышать музыкальную гармонию, надо уметь пережить и какофонию.

И вот заходит преподавательница в класс. Все дети сидят на подоконнике. Все, кроме меня. Каждый обнял по горшку с цветком.

– А ты чего не с горшком? – спросила меня учительница.

– А можно? – спросила я, представив гору санкций, которые могут обрушиться на голову ученика в советской общеобразовательной школе за такое.

Пианино и цветы
«Умница. Красавица. Одна». Глава 16. Ничего нельзя или все можно? / © pixabay.com

Она только кивнула. И я тут же взгромоздилась на широкий подоконник, обняла горшок. Мне достался цветок с революционным названием «декабрист».

Помню, что тогда я испытала один из самых мощных творческих катарсисов в жизни (тогда я не знала, как это называется). Первые пару секунд чувствовала себя неловко, сидя на уроке на подоконнике в позе лотоса и с горшком в обнимку. А потом дошло: небо не разверзлось, молния меня не покарала. Это просто весело! Просто! И весело! Это чувство одурманивает.

– Дорогие дети и многоуважаемые цветы, – обратилась к нам Светлана Федотовна, повернув доску на колесиках к окну. – А сегодня мы проходим то-то и то-то.

Порисовав какие-то аккорды на доске, она сказала, что нужно написать музыкальный диктант. У нас у всех были одни и те же мягкие нотные тетрадки из одного и того же магазина, с серой коричневой обложкой из прессованной макулатуры.

Писать острым карандашом диктант в мягкой тетрадке, сидя в позе лотоса на подоконнике, когда тебе на линии нотного стана падают листки традесканции или декабриста, не так уж и удобно. Мы сами все через 5 минут после начала урока оказались за столами. В обычных позах, как и положено ученикам приличного учебного заведения. Разве что только пара девочек из классов взяли цветы с собой на столы. «Дети и цветы», было сказано в обращении учительницы…

Так вот в обычной советской музыкальной школе нас учили тому, что человек может делать и творить что-то, не испытывая чувства вины. Когда его идеи, задумки не приносят ущерба другим людям, нет повода чувствовать себя провинившимся.

Если дети пишут диктанты на пять баллов, какая разница, где они сидят – за партой или на подоконнике? Впрочем, если они не выучили урок, это тоже не сильно что-то меняет…

Хотя, нет, вру. Меняет, еще как. Тот кураж от веселья, который мы испытали, был грамотно переведен учительницей в энергию творчества. Думаю, что тему того урока мы все усвоили особенно четко. Да и не это главное. Важно, что мы поняли: активность и умение двигать границы мира, способность придумывать необычное – это и есть полноценная жизнь.

 

Продолжение следует…

Следующая глава:

Глава 17. Что делать, если ты все время хорошая, но тебе это надоело

Предыдущая глава:

Глава 15. «Где бы вы хотели, чтобы вас забыли? – В цирке!»

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.