MENU

«Стартрек»: секреты «Звездного пути»

24.05.2018 • Статьи

Крис Пайн (Chris Pine) / © Depositphotos.com / s_bukley

Весь мир в 2016 году праздновал полувековой юбилей с момента премьеры научно-фантастической серии фильмов «Звездный путь» (Стартрек). Многие актеры, режиссеры, имевшие отношение к этой франшизе, до сих пор активно делятся воспоминаниями с фанатами. Они также высказывают мнения о том, почему «Звездный путь» стал таким популярным во всем мире.

Легендарный сериал Голливуда

Может быть, вы тоже входите в число любителей этого фильма и наряжаетесь в униформу капитанов «Энтерпрайза» на Хэллоуин. Возможно, в детстве вам приходилось воевать с родителями по поводу того, что хотелось досмотреть серию вместо того, чтобы идти спать. И никакие школьные контрольные не были помехой для нарушения привычного режима сна. Можно допустить, что вы никогда не видели «Звездный путь», но при этом знаете различие между клингонцами и ромулянами. Как минимум, самые неосведомленные зрители что-то слышали о специальном вулканическом приветствии, которое переводится, как «живи долго и процветай».

8 сентября 2016 года франшизе «Стартрек» исполнилось 50 лет. Сейчас в ней играют современные кумиры молодежи: Крис Хемсворт (Chris Hemsworth), Крис Пайн (Chris Pine), Зои Салдана (Zoe Saldana), Эрик Бана (Eric Bana).

Многие кинозвезды прошлых десятилетий тоже продолжают делиться своими воспоминаниями о работе над фильмами и сериалами с таким названием

Когда в 1966 году появился «Звездный путь», это был период Холодной войны. Мир жил в ожидании Третьей мировой войны, которая грозила уничтожить планету при помощи ядерного оружия. Холодная война закончилась, а слава сериала еще жива. Теперь зрители могут увидеть в сериале и японского капитана, и русскую символику, и это никого не удивляет. Франшиза «Звездный путь» развивается вместе с миром, вот почему она остается до сих пор такой популярной.

В фильмах этой серии продолжают появляться интересные, необычные персонажи: темнокожая женщина-офицер по коммуникациям, шотландский инженер, который без устали управляет кораблем, инопланетянин с остроконечными ушами.

Актер Майкл Дорн (Michael Dorn), который снялся в двух эпизодах сериала «Звездный путь» и в пяти фильмах, считает, что франшиза отличалась от типичных вестернов и шпионских триллеров шестидесятых годов. В ней он сыграл клингона Ворфа.

– Когда вышла первая серия «Звездного пути», все восклицали: «Боже мой», – говорит Дорн. – Это была сногсшибательно и очень свежо.

Крис Хемсворт (Chris Hemsworth) / © Tinseltown / Shutterstock.com

Судьба франшизы

«Звездный путь» стал культурным феноменом, который породил 6 дополнительных сериалов. В прокат вышло 13 полнометражных фильмов, несколько десятков книг и комиксов. По мотивам франшизы создавались видеоигры, детские игрушки. Фантастический мир «Звездного пути» вдохновлял поколения мужчин на то, чтобы сделать карьеру в науке, военной отрасли, медицине. Все это стало возможным, благодаря творческой и неутомимой работе сценариста Джина Родденберри (Gene Roddenberry).

В магазинах в течение многих десятилетий появлялись различные товары, созданные под влиянием сериала, что делало его еще ближе к реальности. Один из капитанов космического корабля общался с командой при помощи складного телефона, именно такие мобильные устройства со временем стали очень популярной моделью у покупателей. А некоторые ученые много лет бились над тем, чтобы создать медицинский сканер, работающие в режиме реального времени. Это устройство впервые было показано в сериале и называлась «трикордер». Американская космическая корпорация NASA даже назвала один из шаттлов в честь корабля из «Звездного пути», который там носил имя «Энтерпрайз».

Не стоит упускать из виду, что это был коммерческий проект. Одни только фильмы собрали по всему миру свыше 2 миллиардов долларов. Вселенная, созданная Родденберри, помогла людям принять тот факт, что передовые технологии и космические путешествия не просто возможны, что они нормальны и готовы проникнуть в обыденную жизнь.

Зои Салдана (Zoe Saldana) / © Tinseltown / Shutterstock.com

Метафора современного мира

В «Звездном пути» было много неточностей и выдумок, начиная от неверного изображения пространственно-временного континуума и заканчивая униформой, похожей на пижаму. Но этот сериал является аллегорией, отражающей реальный мир. В нем значительно больше надежды на то, что люди смогут работать вместе, что они смогут объединиться и забыть о социальных и расовых конфликтах.

Надо помнить, что эти надежды в шоу были вплетены еще тогда, когда многие люди реально боялись ядерной войны. Эта угроза заставляла их испытывать чувство пессимизма. За время существования сериала мир сумел не только выйти из периода Холодной войны, но и пережил ряд крупных потрясений, его изменили акции по борьбе за права различных групп и меньшинств.

– «Звездный путь» давал надежду на то, что у нас есть шанс увидеть более совершенный мир, – рассуждает актер Доминик Китинг (Dominic Keating), который играл офицера Малькома Рида. – Такой мир, где мы сможем лучше распоряжаться своими ресурсами и управлять своим сознанием, в котором мы сможем строить планы относительно общего прекрасного будущего.

Конфликты в человеческом мире в сериале были поданы по аналогии с войнами, которые шли между космическими расами. Телефильм давал возможность зрителям выразить и пережить чувства по поводу таких сложных проблем, как терроризм, национализм, расизм и религиозные разногласия.

– Сериал как будто бы собрал вместе все самые злостные проблемы мира и поместил их в единую вселенную, – говорит Джон Биллингсли (John Billingsley), сыгравший Флокса. – Мы могли сидеть в своих креслах и говорить о том, о чем рассуждать было не принято: «Ох, уж эти инопланетяне, ай-ай-ай».

Несмотря на то, что в сериале были отражены сложности реального мира, некоторые критики считали его вредным. Они полагали, что там отображен придуманный мир, утопия, которая уводит людей от размышлений над важными глобальными проблемами. «Стартрек» никого не оставлял равнодушным. Его создатели не боялись отражать все чаяния, которые будоражили планету в течение долгих десятилетий.

Эрик Бана (Eric Bana) / © Featureflash / Shutterstock.com

Новая эра сериала

Гейтс Макфадден (Gates McFadden) играла офицера-врача Беверли Крашер, одинокую мать. В начале 1990-х такой статус вызывал шок у публики, хотя феминистки вроде Глории Стайнем (Gloria Steinem) пытались привлечь внимание к подобным проблемам.

– Я росла во времена, когда появилась Глория Стайнем, – говорит Гейтс. – Тогда был поднят вопрос о том, все ли женщины могут сделать самостоятельно. Моя роль была уникальной. В ней было что-то созвучное нынешним временам.

Зрителей не удивляет тот факт, что в сериале «Звездный путь» одна эра сменяет другую. Зои Салдана начала сниматься в проекте в 2009 году. Она сыграла офицера коммуникации, ее героиня Нийота Ухура – властная и сильная женщина.

– Мне всегда хочется верить в то, что я являюсь ролевой моделью, которая вдохновляют мужчин и женщин чувствовать себя сильными, быть мощными в собственной шкуре, – поясняет Салдана.

Джима Парсонса (Jim Parsons) / © DFree / Shutterstock.com

Почему все смотрят «Звездный путь» в наши дни

Создатели сериала «Звездный путь» постоянно находят какие-то вещи, которые возбуждают и увлекают фанатов. Не зря они смогли столько лет удерживать их внимание, стимулировать покупать комиксы, книги, видеоигры и билеты в кино.

Актер Энрико Коллантони (Enrico Colantoni) был вдали от субкультуры «Стартрека», пока не начал играть лидера инопланетян Матесара в пародии 1999 года выхода. Она называлась «В поисках Галактики».

Вокруг фильмов «Звездный путь» возникло целое движение, которое использует особый язык, костюмы, в его среде принято обсуждать устройство кораблей и особенности вымышленной вселенной.

– Люди проводят массу времени, воображая что-то такое, что отличается от их реального существования, – говорит Коллантони. – Это полное погружение.

Еще до работы над фильмом Энрико смеялся над фанатами, которые пытались запомнить слова клингонского языка и спорили по поводу мелких, незначительных деталей фильма. Но потом он стал смотреть на все это иначе.

– Они не отличаются от фанатов чего-то другого, они такие же, как и все, – рассуждает актер. – Им просто хочется найти себя. Я смог понять этих людей, когда сумел развлечь их.

Еще одна важная черта «Звездного пути» заключается в том, что он помог «ботаникам» и всезнайкам научиться гордиться собой и объединиться вместе. Такие люди перестали быть аутсайдерами в школе, их стали лучше понимать сверстники. Шелдон Купер (Sheldon Cooper), физик из сериала «Теория большого взрыва» (The Big Bang Theory), которого играет Джим Парсонс (Jim Parsons), является наглядным примером такого рода.

Из сказанного выше ясно, что у франшизы есть большое будущее. Она легко может дожить и до столетнего юбилея. Какие-то эпизоды будут более успешными, другие вызовут нарекания и будут освистаны фанатами. Но еще не одно поколение детей будет смотреть «Звездный путь» с замиранием сердца. И учить клингонский, чтобы общаться с такими же, как они, поклонниками научной фантастики.

Записи по теме

« »